Форма входа

НОВОСТИ

Новости

Уроки по Joomla 3 можно найти здесь: http://joomla3x.ru/
Хороший сайт о Joomla 3: http://joomla3x.ru/.Много расширений и шаблонов Joomla

Не только о звездах, Станиславе Леме и Стругацких. Космические проекты, последняя авария российского "Протона", нужно ли Казахстану осваивать космос и зачем, какая составляющая преобладает в проблемах вокруг "Байконура" – политическая или технологическая, доступность космических технологий, соотношение наших амбиций и возможностей, и насколько наши амбиции обоснованы в этом плане – об этом и многом другом на "Радиоточке" в программе "Своими словами" журналист Кенже Татиля и Нурлан Аселкан, генеральный директор компании COSMOS.KZ.

- Нурлан, освоение космоса – это престиж или от этого есть какая-то выгода, и какая от этого выгода для страны с таким уровнем развития, как наша? Ведь сама по себе космическая программа – очень недешевая вещь. Или ради престижа никаких денег не жалко?

- Мне кажется, время престижа постепенно уходит в прошлое. Есть страны, которые стремятся запустить своего человека в космос, своего гражданина-космонавта, и страны, которые хотят как-то засветиться – на жаргоне тех, кто занимается профессионально космическими исследованиями, это называется флаговтыкательством: полететь куда-то на Луну, воткнуть флаг, покрасоваться и улететь. Я думаю, уходит в прошлое это время. Думаю, сейчас выгоды от владения космическими технологиями очень значительно перевешивают так называемые политические эффекты. Это дает огромные информационные ресурсы для мирных отраслей, геологии полезных ископаемых, контроль за природной стихией и т.д. Я думаю, об этом знают, но умалчивают наши военные структуры, которые без использования этих технологий будут слепы и глухи. Есть группа стран, которые с самого начала проводят исключительно прагматичный подход в сфере космонавтики – это страны Европейского космического агентства. Специфика космического пути европейских стран – это исключительный прагматизм, это путь, где на пусковых услугах зарабатываются деньги, запускаются спутники, дающие новые технологические материалы или новые возможности, и  различные популистские программы там отбрасываются сразу. Я, например, достаточно скептически отношусь к тому, что Казахстан приложил усилия в свое время к полету второго космонавта, потом готовил третьего-четвертого - нам нужно больше прагматизма вместе со всеми.

- Ну, насчет прагматизма у меня такой вопрос: и все же, какой смысл нам рыпаться в космос, когда даже США сокращают свои расходы на космические программы? Вот, например, они закрыли программу шаттлов, и теперь американских космонавтов к той же Международной космической станции доставляют с помощью российских носителей. Ну если американцы, которые умеют считать деньги и которые отличаются известной долей прагматизма в житейских вопросах, идут на это, а нам что дергаться?

- Ничего подобного. Программа шаттлов была закрыта в связи с тем, что исчерпался моральный ресурс системы, и она стала непригодной по принципу безопасности полетов. Сейчас в Америке развиваются проекты, которые готовы заменить эту систему на рубеже 17-18 года. Что касается нас и вообще всех остальных, то космические средства – это возможность решить наши же земные проблемы более дешевым способом. Никто не собирается опережать Россию и США или страны Евросоюза в приоритете исследования, скажем, больших планет – Юпитера, Сатурна. Скажем, развертывания военных систем большого масштаба. Речь идет о том, чтобы мы имели  возможность сами видеть, что происходит у нас на территории, на территории соседей. Речь идет о том, чтобы у нас была дешевая доступная связь, чтобы обеспечить интернетом и коммуникациями самые отдаленные школы, речь идет о том, чтобы у нас были навигационные системы, которые позволяют строить безошибочно, правильно и безопасно. Эти средства дает космонавтика. Именно она способна ликвидировать многообразные, многомасштабные наземные инфраструктуры, которые во многом устарели. Эти страны, я подчеркну, Европейский Союз, США, Япония – они просто массированно уже применили, внедрили в свое народное хозяйство достижения космической сферы, и то, что мы видим сверху поверхностно, это говорит о пионерных работах, каких-то прорывных программах и, прежде всего, о пилотируемой космонавтике, чье наличие в полном наборе космической отрасли достаточно спорно.  Пилотируемая космонавтика – это во многом элемент работы впрок.  Чтобы в случае каких-то обстоятельств - например, астероида – какие-то опасности могли быть микшированы с помощью наличия космонавтов на орбите. Но я повторю, это работа впрок. Что же касается остальных стран, не столь богатых, здоровых и прагматичных, это нормальное здоровое средство обеспечения безопасности, информированности, обеспечение всеми необходимыми данными соответствующих служб. Ну в общем, это альфа и омега всех современных технологий, и говорить об этом сейчас и заниматься пропагандой нет смысла.

- Хорошо. Теперь давайте о более грустных вещах. Последняя авария с российским "Протоном" вызвала бурную реакцию в нашем обществе. Во всяком случае, в некоторой ее части. Понятно, что техника всегда давала, дает и будет давать сбои, но нам-то от этого не легче: это наша земля, это наш воздух, в конце концов, это наше здоровье. Получается, то, что случилось, - это печально, но неизбежно. Но нам-то это зачем?

- Это означает то, что космодром "Байконур", который находится в аренде у Российской Федерации по политическому решению властей Казахстана, вот эта модель отношений, используемая техника на нем, во многом отстают от веяния времени. Более того, проблема пуска с токсичным, ну, по-простому, ядовитым топливом уже давно созрела и перезрела. К сожалению, надо сказать, что на рубеже 2000-2001-2002 гг. были допущены просчеты. Просчеты, заключающиеся в том, что были заявлены движения, были подписаны соответствующие соглашения о том, что будут создаваться ракетные комплексы, которые заменят "Протон", но посмотрите, по многим направлениям еще конь не валялся. Эту "Ангару", которая должна заменить "Протон" как на "Байконуре",  так и на российском "Плесецке", живьем еще в общем-то никто не видел, проекту уже более 20 лет. Эта проблема ударила и по Казахстану. У нашего партнера России не оказалось изделия, на которое мы вместе – они и мы – можем сделать ставку. Мы оказались заложниками вольного или невольного замедления проектов в корыстных интересах, других ли интересах, мы оказались заложниками  – это очень большая проблема. Дело ведь не в том, что не пострадали люди, не погибли. Но как бы единица за единицей у нас в земле копится отрава. Ее, конечно, пытаются компенсировать, безусловно,  проводятся дезактивационные действия. Существует четкое понимание того, что все произошло на территории арендуемой космодрома "Байконур", значит, отвечает Роскосмос. Но как вы правильно сказали, нам-то от этого не легче. Существует только один путь решить проблему коренным образом - как можно быстрее, соблюдая обязательства, прекратить эксплуатацию ракет с токсичным топливом. Это сделать в одночасье невозможно. Мы заложники инерции. С "Протонами" связана целая пусковая программа коммерческая, оборонная, федеральная. Например, наш спутник "Казсат-3" будет запускаться на "Протоне" в начале 14-го года, то есть все мы - заложники этой темы, но повторяю, решение этой проблемы очень задержалось, и во многом это очень большой просчет.

- Давайте более конкретно о "Байконуре" поговорим. С вашей точки зрения, какая составляющая преобладает в проблемах вокруг "Байконура" - политическая или технологическая?

- Ну, эти вещи связаны. Безусловно, сейчас политическая преобладает. Сейчас политическая ситуация, при которой наложилось несколько таких вот явлений: явление первое – то, что "Байконур" изнашивается, его надо или списывать на каком-то этапе, или модернизировать и сохранять. Второй момент: нам нужна ракета, которая бы летала и, иногда даже совершая аварии, не приносила такого огромного ущерба, как "Протон" - это два. Третье: Российская Федерация собирается достичь космос и строит интенсивно свой космодром на Дальнем Востоке. Четвертое: Казахстан должен найти свое место во всем этом. Я вам приведу такой пример: "Байконур, с моей точки зрения, - это такой большой морской порт, в котором страна – ну, вот приведу пример - крупнейший морской порт Роттердам. Страна, которая обладает этим портом Нидерланды - это входные ворота в Европу со стороны Атлантики, со стороны Северной Америки и т.д. В интересах Нидерландов сделать этот порт конкурентоспособным для всех участников процесса. Естественно, этот порт обслуживает и какие-то хозяйственные задачи национальной экономики страны, но их значительно меньше, чем те обороты, которые включены в мировую глобальную сеть. У нас волею судьбы под рукой есть космодром "Байконур", который, скажем, во многом требует реконструкции, но он избыточен, в нем достаточно площадок, на нем работают россияне, на нем собираются работать другие страны и Казахстану там желательно найти место. Вот можно задать вопрос: а сможем ли мы прожить без "Байконура"? Да, конечно, сможем, но вопрос в том – аналогия такая: можем ли прожить, например, без целины, которая дает урожай зерна, или КарМет комбината, который дает металл? Да, сможем, но покупать придется…

Chronicle начинает неделю бесконечного космоса. В рубрике «Люди» Нурлан Аселкан – шеф-редактор международного журнала «Космические исследования и технологии» рассказывает о том, для кого они делают этот журнал, зачем летать на Луну, стоит ли отказываться от сотрудничества с Роскосмосом и сколько стоит полететь в космос.


Нурлан, здравствуйте! Как коллектив, отчасти аналогичный вашему, хотим полюбопытствовать – за чей счет «банкет» проходит у вас? Кто финансирует ваш интересный журнал?

Наверное, это самая интересная тема для любого издания. У нас принцип самоокупаемости. Подписчиков среди физических лиц мало, поэтому и стоимость журнала у нас существенная: годовая подписка, а это 4 номера в год, стоит 120 долларов. Работа со спонсорами для нас не имеет особой перспективы - это временное сотрудничество и в итоге расхождение интересов. Рынок рекламы к научно-популярным изданиям относится сдержанно, если не сказать равнодушно.

Судя по привязке к иностранной валюте, география распространения журнала довольно широка…

Если ты делаешь журнал на русском и английском языках, ты должен делать его на все "русское" пространство и на все "английское". Это очень тяжело, но мы стараемся. В Казахстане у нас несколько сотен подписчиков, исследовательские организации вроде Казкосмоса, его подведомственных институтов. Но мир космических технологий тесен, поэтому у нас есть также подписчики и за границей. Таким вот образом мы выходим на безубыточную фазу, что в нынешних условиях - неплохо.

Как видно из экземпляров журнала, вы на «короткой ноге» с Казахстанским Космическим Агентством…

Еще на заре проекта у нас сложились добрые отношения с руководителем Казкосмоса Талгатом Мусабаевым и другими специалистами, и мы обсуждали, что подобные инициативы реализуются на основе взаимовыгодного сотрудничества. Они дают нам материалы, помогают посетить объекты, мероприятия, космодромы и так далее, а мы в ответ оказываем информационную поддержку. Следует также отметить, что инициатором создания журнала стал Жумабек Жантаев, президент Национального центра космических исследований и технологий, расположенного в Алматы. Понятно, что всем идеям и предложениям редакции нашими коллегами открыт зеленый свет.

А как обстоят дела с зарубежными партнерами? У обывателей космические исследования ассоциируются с гигантами типа РосКосмос, НАСА…

Несмотря на небольшой масштаб - в Алматы у нас всего четыре сотрудника – мы, не стесняясь, вышли на серьезные организации. В числе первых - Центр космических исследований и технологий Европейского Космического Агентства (ESA) расположенного в Нидерландах. Мы отправляем свой журнал во все серьезные организации – Роскосмос, NASA, Европейское Космическое Агентство, Японское Агентство Космических Исследований, Индию, Таиланд и так далее. Через какое-то время к нам стали приходить их материалы, поступала подписка.

В Казнете очень модно публиковаться эмоционально, но не информативно. Может, изданиям не хватает истинных специалистов. А насколько авторитетны сотрудничающие с вами специалисты?

У нас в редакционном совете есть люди, узнаваемые в отрасли. Остановлюсь поподробнее на одном из них – Мартине Свитинге. В космонавтике в свое время были сложившиеся параметры спутников. Это аппараты стоили значительных средств, для их вывода в космос нужны были тяжелые ракеты-носители. Свитинг решил нарушить традиции создания громоздких спутников с циклом изготовления 2-2.5 года, стоимостью свыше 100 миллионов долларов. Он создал творческий коллектив на базе Суррейского университета, привлек достижения микроэлектроники, в итоге его Центр начал делать 100-килограммовые спутники с характеристиками, как у больших изделий. Сначала этих разработчиков никуда не впускали, но потом удалось сделать несколько аппаратов для министерства обороны Великобритании, хорошо зарекомендовавших себя, для партнеров из Кореи и Таиланда. В итоге, Казахстан в июне 2014 года запустил спутник, разработанный как раз этой компанией. Вот такие  специалисты сотрудничают с нашим журналом.

Важно ли при выпуске определённого продукта преследовать благородные цели, наподобие популяризации науки?

Одна из наших целей была сделать продукт, который устраивает специалистов, но одновременно не забывает о популяризации. Космонавтика сегодня - это как мореплавание в древности, которое было уделом специалистов, мореплавателей, но затрагивало и купцов, и пиратов, и вообще всех, кто жил вблизи портов. Это была такая огромная сфера деятельности, в которой было место даже колдунам и чревовещателям. Подобное применимо и к космонавтике. Не бывает казахских, русских или американских журналов о космосе. Все подобные нам журналы бороздят океан и должны работать в этом ключе, просто кто-то имеет больше возможностей, а кто-то меньше. Нашим минимумом было - не вызывать смех у наших коллег в Москве, Киеве, Амстердаме, Париже и так далее. Улыбку еще ладно... Мы понимаем, что журнал очень молодой и скромный, и во многом это развитие хобби.

То есть, «довольствуясь малым – думай о большом»?

Да. К примеру, говорят, надо осваивать солнечную систему, иметь плацдарм на Луне, а кому это надо? Утоление ли это простого любопытства? Оказывается, нет. Это единственный реальный путь в космос. Надо помнить, что есть много неблагоприятных факторов: невесомость, высокая радиация и т.д. И решения пока никакого нет. Люди терпят невесомость, накапливают в организме различные соли, которые разрастаются в виде "звездочек" в почках, изменение зрения и так далее. Накапливается радиация. Спасает, конечно, что МКС - у Земли, защищена радиационными поясами. Но как только человек полетит, скажем, на Луну или дальше, он будет защищен всего лишь тонкой стенкой брони и нужны эти самые плацдармы, где можно переждать и дозаправиться, может использовать местные ресурсы. Поэтому цели должны быть больше, шире.

Сложилось мнение, что люди, связанные с космосом – истинные мечтатели, не разменивающиеся на мелочи….

Знаете, в свое время NASA провозгласили принцип открытости. К примеру, первые кадры с телескопа Hubble астрономы всего мира могли свободно получить. Даже лунный грунт делился и направлялся в национальные академии наук вне зависимости от того, могли они это оплатить или нет. У NASA есть слоган, который мне очень нравится - "для каждого человека на Земле". Такой же принцип у одного из наших крупных партнеров - европейского космического агентства. Медиатека у этого агентства доступна бесплатно.

Поэтому онлайн-выпуски вашего журнала можно найти в интернете?

Да, мы руководствуемся вышеперечисленными принципами. По истечению подписного периода ликвидность издания исчерпывается и мы вывешиваем бесплатные экземпляры, чтобы люди могли копировать, пользоваться.

Но пользуются, к сожалению, единицы. Почему у современной молодежи нет как таковой массовой тяги к науке и технологиям?

Это философский вопрос. В нашем обществе есть несколько жизненных подходов и один из них - меркантильный. Намного проще уйти, скажем, в государственные, силовые структуры, а оттуда поток жизни сам тебя унесет куда надо. Это вполне нормальный путь для многих.

С другой стороны, есть, скажем, наладчики дорогого медицинского оборудования. Не секрет, что медицина у нас хорошо оснащена. Поступает много оборудования, но правильная эксплуатация его требует определенных знаний и навыков. И, несмотря на нехватку наладчиков подобного оборудования, дефицит специалистов остается, так как обучение подобному делу требует усилий, труда, в конце концов.

В общем, надо меньше лениться?

Да, стремиться к знаниям. Если ты хороший специалист, тебе найдется место. Производство у нас в стране на сегодня небольшое, но оно растет. Помню, раньше была проблема в СМИ - снять действующий конвейер, показать людей в чистых комбинезонах, собирающих нечто технологичное. Нам все время предлагали кондитерские цеха, благо там были ползущие в обертках конфеты. А сейчас такой проблемы нет, даже на авиатехнику замахиваются, и туда нужны люди. Однако пока наша сложившаяся система образования не приспособлена к этому. И поэтому общество у нас непроизводящее.

И, может, отсюда берутся все наши «мистификаторы» и шарлатаны?

Есть, знаете, паранаука. Иногда спрашивают "что вы думаете насчет инопланетян". К сведению, в инструкциях NASA существуют указания по поведению во внештатных ситуациях, связанных с необъяснимыми моментами. Но из этого не делают сенсации. Это больше для "желтых" изданий. Многие, к примеру, до сих пор обсуждают, высаживались ли американцы на Луне, погибали ли космонавты-экспериментаторы до Гагарина, на страницах же профессиональных изданий этому нет места.

Существует известная история. В Аризоне якобы американские военные скрыли нахождение корабля пришельцев с их останками, спрятали их в ангаре. В 80-е годы в Национальную академию наук США пришло письмо с мельчайшими деталями, где было сказано, что автор письма был участником этого закрытого проекта. Начали исследовать - все подтверждалось. Но позже за дело взялся астрофизик - скептик Дик Мензел. И в итоге мистификатора выдало несоответствие - машинка, на которой печаталось письмо, была выпущена в конце 70-х годов, а данные, изложенные в письме, относятся к концу 50-х годов. Это пример сознательной и тонкой дезинформации. Значит, есть такие любители пошутить. 

Каковы, скажем, ваши шансы полететь в космос как представителю СМИ?

Никаких шансов. Я бывал в центре подготовки космонавтов и могу сказать, что это тяжелейшее испытание. Не по себе становится даже тем, кто наблюдает за испытаниями. Плюс каждый полет - радиация и урон здоровью.

Космонавтами не становятся просто так. Посмотрите на Тохтара Аубакирова: прежде чем стать космонавтом, он стал супер-профессионалом боевой авиации, летчиком-асом, испытателем.

С некоторых пор стали популярны кратковременные полеты, суборбитальные, - на 5-7 испытать невесомость, хотя достаточно и 1 минуты, чтобы больше не хотелось. Подготовкой такого рода полетов занимаются в США, Англии, и в РФ на эту тему ведутся разговоры.

Сколько стоит полететь в космос?

Раньше чуть больше 20 миллионов долларов. Сегодня ценник возрос до почти 70 млн. долларов. Но дело не только в деньгах. Существует очередь на полеты. В приоритете - участники проекта Международной космической станции (МКС). Раньше летали на «Шатлах» и «Союзах», сегодня только на «Союзах». Скажем, американцы выкупают левое кресло на 3 года полетов, также - европейцы, канадцы, японцы. Россияне летят командирами на собственном корабле. Таким образом, все полеты до 18-19 года укомплектованы. Нельзя обойти эту очередь.

Вы, скорее всего, бывали на Байконуре, что удивительного в нем?

Наш журнал часто приглашают на Байконур. Надо заметить, что некоторых удивляет высокотехнологичная "начинка" Байконура и абсолютно советский внешний вид. Заезжаешь вроде как в райцентр, ДК, пятиэтажки, далее какое-нибудь серое здание, а внутри пятизвездочный отель. Далее - комплекс в виде огромного ангара. Заходишь, и там надо надеть экипировку, пройти через обдув и находиться в помещении, где в течение часа 6 раз меняется воздух, а пол покрыт особенным материалом, хайтек в условиях степи.

Вообще, тема выгоды от использования Байконура ныне актуальна. Разумно ли отказываться от сотрудничества с Роскосмосом?

 То, что Байконур на нашей территории - это огромный плюс. Другое дело, что мы этим не пользуемся должным образом. Отказаться от Байконура никто не может по одной простой причине - Байконур устойчив, есть кадры, здесь имеется серийность, вариативность. Для одних он как чемодан без ручки, для других - единственная возможность.

Россия стала строить свой космодром на Дальнем Востоке, который уступает Байконуру с его небывалым масштабом. Обыватель даже не может себе такое представить. На космодроме на Дальнем Востоке пока только 1 стартовая площадка и строили ее 4 года. Еще одна площадка будет строиться 5 лет, а на Байконуре таких площадок 15. Он был построен с таким размахом, что даже при ядерном ударе по одной стартовой площадке, оставались несколько запасных площадок для запуска ракет.

На самом деле, Казахстан мог бы извлекать значительно большую выгоду. Нужно производить что-то самим и отходить от некой нашей инертности.

И где же казахстанская ниша в мире космической индустрии?

Когда спрашивают, может ли Казахстан участвовать в мировой аэрокосмической отрасли, я говорю - конечно. К примеру, возможная наша ниша - изготовление комплектующих из сплавов титана, магния, алюминия. Нужно добиться того, чтобы у нас приобретали листовой титан, например. Это сложно, но возможно, а мы рано сдаемся и предпочитаем качать нефть.

Сейчас в Астане, к слову, строится космический центр, где будет сборочно-испытательный комплекс спутников. Будут привозиться компоненты из Европы, собираться, испытываться, и у нас будет своя роль в этом процессе.

Текст: Дима Абдразаков, Асель Мукашева

Опубликовано на сайте chronicle.kz

            Нурлан Аселкан, - участие в разработке Договора аренды космодрома Байконур, 1994 г., создание ряда информационных проектов в нефтегазовой, аэрокосмической сферах, эксперт специализированного института ООН UNIDIR по космической безопасности.

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

            Альберт Аджимуратов, - управление типографией, руководство производственным процессом, допечатная подготовка, поддержка электронных продуктов.

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

            Татьяна Рожковская, -  работа в издательстве и рекламных агентствах, разработка фирменного стиля,  дизайн журналов, буклетов и каталогов.

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

ЧАСТНЫЙ ФОНД ПОДДЕРЖКИ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ «SCIENCE»

Цель Фонда – это объединение и поддержка ученых и специалистов различных областей знаний, их научных программ и результатов разработок, а также их социального и профессионального уровня для повышения научно-технического прогресса страны и имиджа Республики на мировом уровне

Участие в создании условий для сотрудничества между учеными и специалистами Казахстана, ближнего и дальнего зарубежья

Привлечение, поощрение и поддержка исследователей в создании инновационных разработок, презентация, распространение информации о новейших достижениях отечественных специалистов в республике и за ее пределами

Освещение в прессе новых достижений ученых и молодых специалистов

Поддержка выполнения проектов и разработок, связанных с проблемой сохранения окружающей среды и условиями жизни человека

Активное участие в разработке программ обучения, повышения квалификации для ученых, работающих в области образования, науки, медицины

Издательская деятельность, разработка и реализация методической, справочной и прочей литературы

 

COSMOS.KZ - проект по информационной поддержке космической отрасли Республики Казахстан.

            С начала космической эры, в 1957 году, на территории Казахстана впервые в мире были развернуты масштабные работы по созданию космической инфраструктуры Советского Союза - полигоны, стартовые и технические комплексы, измерительные пункты и многое другое. Все это создало основу для лидерства СССР в космосе. С 1991 года, в Казахстане началось формирование отечественной космической отрасли. В стране долгие годы существовала и развивалась фундаментальная космическая наука - астрономия, астрофизика, материаловедение, геофизика. Наработки в ней, опыт ученых и специалистов не могли не оказать решающего влияния на облик отечественной космонавтики. Параллельно, начали создаваться предприятия имеющие полный цикл разработки и производства космической техники, стал развиваться рынок космических услуг. Об этом, и многом другом, расскажет журнал "Космические исследования и технологии", издающийся с 2012 года.

            Интернет-телеканал COSMOS.KZ даст возможность ознакомиться в онлайне с документальными фильмами, тематическими передачами, интервью с ведущими специалистами космической отрасли.

            Существенное значение для казахстанских разработок имеет международное сотрудничество. "SpaceInternational/ Международный космос" - одна из главных тем нашего проекта.

            Специфика развития казахстанской космонавтики - наличие в стране Байконура и особое внимание доступу в Космос. Тема "Launcher/Космодромы и носители" будет включать статьи, материалы и обсуждение этих проблем.

            Коммерциализация космических технологий и разработок, еще одна наша тема. Востребованность и рыночная эффективность - цель отечественной космонавтики и нашего проекта.